"Белый Лев"

АОЗТ «Белый лев» было образовано в 1992 г. группой художников-фарфористов, в г. Ликино-Дулёво для осуществления совместных творческих проектов. Название фирмы возникло как сочетание двух характерных особенностей фарфора: белизны, как явления чистоты и вместе с тем полноты цветовой гаммы, и стихии огня и благородства, присущей знаку льва и символизирующей среду рождения материала, явившегося своеобразной вершиной человеческой цивилизации.

Девизом общества могли бы стать слова известного фарфориста А.Г. Сотникова: «Каждая чашка должна стать произведением искусства». Изготовление художественных изделий из фарфора дело трудоёмкое и дорогостоящее, поэтому продвигать авторский фарфор лучше коллективно. Было организовано небольшое производство, включающее в себя все этапы изготовления фарфоровых изделий с использованием традиционной технологии и Дулёвского сырья. Возглавил предприятие художник Дулёвского фарфорового завода Обрубов М.М..

Сначала выпускали изделия с авторской росписью на производственных формах Дулёвского завода. Для осуществления этих работ были приглашены профессиональные художники и набраны ученики, которые прошли обучение непосредственно в мастерской. Используя богатейшие возможности фарфора, художники восстанавливали старинные приёмы росписи и работали над созданием современных работ в стилях: жанровой, портретной, пейзажной и цветочной живописи. Большое внимание уделялось созданию малосерийной авторской скульптуры.

Специальные камерные печи для обжига надглазурной росписи были спроектированы и изготовлены инженером-конструктором М.И. Обрубовым, автором промышленных конвеерно-щелевых печей используемых на ДФЗ. Для изготовления фарфора была сконструирована газовая печь скоростного обжига. В 1994 г. были получены первые образцы авторской продукции.

К этому времени в мастерской трудилось уже более десяти художников. Был разработан и изготовлен фирменный штамп, которым клеймились изделия. Изготовлением специальной упаковки для уникальных работ занималась выпускница МВХПУ им. Строганова Булдакова О.А. Она же внесла основную лепту в проектирование фирменного знака. Модельное дело было поставлено на высокий профессиональный уровень, достойный любого проиводства.

Молодой талантливый модельщик Дулёвского завода Александр Обрубов, занимавшийся внедрением промышленнных образцов, взял на себя изготовление моделей и форм по проектам авторов. В числе художников работали Кошелева Татьяна, выпускница Федоскинского училища; Долгоруков Юрий, выпускник МВХПУ им Строганова; выпускники Абрамцевского училища: Обрубова Галина и Силкина Татьяна. Цветочную роспись освоили две талантливые ученицы Марина Волик и Павлова Вера. Для исполнения заказных работ приглашались и другие художники по фарфору.

Многим работникам пришлось осваивать смежные профессии, например: Павлов Михаил прошёл весь цикл фарфорового производства от живописца до инженера. Даже бухгалтер предприятия пробовал свои силы на художественном поприще в свободное время, ну а художники разделили между собой административные обязанности, практически избавившись от освобожденного управленческого звена и развязав себе руки.

Спрос на авторский фарфор в начале девяностых годов был довольно высоким, поскольку впервые он начинает появляться в свободной продаже. В Москве открывается множество художественных салонов, среди которых есть и специализированные, такие, как галерея керамики и фарфора «Славянский дом». Пропагандой авторского фарфора занимаются известные профессиональные искусствоведы. Н.И.Верховская организует серию выставок авторского фарфора России, в которых принимают участие почти все известные художники по фарфору, работающие на крупнейших заводах в художественных лабораториях и исполняющие, кроме промышленных образцов, уникальные авторские работы высочайшего художественного уровня.

Изделия частных фарфоровых мастерских ещё не выходят на профессиональный уровень отлаженных промышленных производств. Отдельные авторы тоже не способны создать все необходимые условия для исполнения творческих работ в фарфоре. Среди вновь образованных производств, кроме фирмы «Белый лев», выделялся «Кузнецовский фарфор»( возглавляемый бывшим главным художником ДФЗ Яснецовым Ю.В.), который специализировался на выпуске малосерийного художественного фарфора и имел в штате профессиональных дулёвских художников.

«Белый лев» ставил перед собой иные задачи: изготовление уникального авторского фарфора и формирование творческой среды. Необходим был какой-то прорыв из области традиционного утилитарного отношения к фарфору в область искусства. Новые экономические возможности давали относительную свободу для того, что бы попытаться построить мастерскую, где отпадут многие негативные влияния, мешающие художнику спокойно работать над созданием произведений искусства.

После долгого периода социалистических отношений, в которых художник был вынужден исполнять волю производственной необходимости, за которой стояла система государственного планирования, впервые появилась возможность свободного творчества. Романтика фарфора толкала на новые поиски. В идеале, любое дело рук человеческих стремится воплотиться в произведение искусства. К счастью, заразительна не только пошлость и безвкусица, но и всё действительно прекрасное.

Стремление к высоте лучших образцов культуры прошлого, всегда являло собой классический путь для художника, но постижение глубины и аристократизма подлинной культуры это и классический путь зрителя. Окружая себя первозданными вещами, будь то: картины или художественный фарфор, человек формирует вокруг себя среду. Искусство несёт не только много радости и уюта, но и создаёт духовную атмосферу, наполненную творческой энергией художников, чьи уши, глаза и сердце наиболее тонко чувствуют удивительную гармонию мира, скрытую за повседневной внешностью.

Фарфор – это воплощённая поэзия земли, отражённая в преображении первородных материалов в новое, сотворённое человеческим гением вещество, объединяющее в себе все и являющее собой нечто превосходящее и совершенное. Чудо, преобразующее разрозненные слова в поэмы, повторяется и в фарфоре, когда ослепительно белый, прозрачный и непроницаемый, он выходит из огня, сияющий блеском новый жизни. Он является в славе, с поверхностью и формой, созданной для вечности.

Время и законы энтропии не властны над ним в той мере, в какой они властны над падшей природой, где каждое вещество неизбежно возвращается в состояние первобытного хаоса. Поверхность фарфора матерински принимает в себя весь цвет мира, способный пройти проверку огнём и приобщает его к своей вечной жизни. Из металлов только золото имеет в природе привилегии завоёванные фарфором. Связь золота и фарфора проистекает из самой сущности материалов, из их метафизики. Не случайно они сопутствуют друг другу всюду.

В то же время история варварски распорядилась этим богатством, превратив фарфор в заурядный утилитарный материал не вызывающий того благоговения, которое испытывали к нему во времена ещё не столь отдалённые. Но работа с подобным материалом со временем восстанавливает ту меру почтения, которую он по праву заслуживает. Нам казалось, что это варварство: выпускать на рынок миллионные тиражи грубого и безобразного фарфора, как это делают наши фарфоровые монстры. Казалось, что их время прошло вместе с антиэстетической эпохой. Не судите строго тот максимализм, без которого, видимо, не совершается ни одного утопического проекта. Так или иначе, мы не подозревали, что денежная диктатура может оказаться гораздо сильнее социалистической.

Первой крупной выставкой, где были продемонстрированы работы фирмы, была Международная выставка товаров народного потребления: «Мебель 92» в Экспоцентре.

Там у фирмы появились первые поклонники и были налажены первые контакты. Фирму пригласили принять участие в художественном проекте, который впоследствии получил название «Палата Высокохудожественных производств». Возглавила этот проект Ананьина Г.В. Был проведён ряд выставок в России и за рубежом, где российский авторский фарфор представляла ещё никому не известная фирма, поскольку средний уровень фарфоровых производств того времени не выходил за грань бытовой посуды и дешевой сувенирной продукции. Глубокий кризис переживали крупнейшие фарфоровые заводы, такие как: ЛФЗ, Дмитровский завод. Многие фарфоровые предприятия не пережили период дикой капитализации.

Некоторые художники и предприниматели пытались организовать частные фарфоровые мастерские для выпуска уникальных художественных изделий, но оторванность от сырьевых баз и общероссийские проблемы, связанные: с высокой арендной платой за помещения, недостатком квалифицированных кадров, дороговизной оборудования и сырья приводили всех к необходимости выпуска дешевой многотиражной продукции.

Фирма «Белый лев», не имея внешней финансовой поддержки, объединила действительно энтузиастов своего дела, которые, несмотря на все трудности из года в год совершенствовали и техническую базу, и художественное мастерство. Можно сказать, что усилия не прошли даром и были замечены. В 1997 г. на выставке «Традиции и современность», проводимой правительством Москвы совместно с «Палатой Высокохудожественных производств в «Сокольниках», фирма и художники были отмечены рядом грамот и дипломов. По итогам выставки фирма была приглашена к участию в Российско-американском проекте, ставящем целью: ознакомление американской аудитории с лучшими традициями русского декоративно-прикладного искусства через телевидение.

Из-за административных трудностей проекту не суждено было осуществиться. Палата Высокохудожественных производств сделала еще ряд художественно ярких, но коммерчески неудачных выставок, которые показали невостребованность дорогих уникальных художественных товаров на своеобразном российском рынке того времени. Последней совместной акцией стала выставка «Сокровища России», после которой фирма «Белый лев» решила выйти из «Палаты» и прекратить свою деятельность, как художественное производство в связи с крайне неблагоприятной ситуации, сложившейся в России из-за падения рубля и невозможностью без государственной поддержки выйти на международный рынок.

Художники фирмы занялись осуществлением сольной карьеры. В период с 2000 по 2005 год АОЗТ «Белый лев», завершив свою коммерческую и производственную деятельность, перешло в статус неформальной художественной мастерской с определёнными общественными целями: двигать искусство на своей малой родине.

Если не получается продвинуть дело в столице и за деньги, то почему бы не попробовать сделать это в провинции и бесплатно. Если ничего не получается сверху нужно начинать снизу. Исходя из этой железной логики, мы начали обустройство собственной среды обитания, тем более что со временем пришло осознание того, что заниматься творчеством можно и в аскетических условиях, если творчество является естественным время провождением.

(М.М.Обрубов)